Знакомство с художником Иваном Фомичом Хруцким

рис. 1 Хруцкий Иван Фомич – русский художник-живописец Автопортрет. 1844. Государственный Русский музей, Санкт-Петербург

Высокая духовность отличает творчество замечательного мастера, одного из основоположников жанра натюрморта в России, Ивана Фомича Хруцкого (1810–1885).

Часто еще в школьные годы бывая в Третьяковке, я неизменно подолгу стоял перед его картиной «Цветы и плоды» (1839). Спокойно поблескивал хрусталь графина, сверкала и переливалась вода в стеклянном стакане, а свежий персик, разрезанный пополам, будто являл собой тот чудесный летний день, в который художник и запечатлел эти садовые цветы, груши, лимоны, виноград…

рис. 2 Цветы и плоды. 1839. Государственная Третьяковская галерея, Москва

Иван Хруцкий родился в небольшом городе Улла Витебской губернии в семье священника униатского прихода. Окончив Полоцкий лицей, Хруцкий в 1827 году поступил в Петербургскую академию художеств, где посещал портретные классы известного художника А.Г. Варнека. Одновременно юноша брал уроки у модного тогда английского портретиста Д. Доу. В дальнейшем Хруцкий посвятил много времени портрету и пейзажу. Несколько лет по заказу ковенского архиепископа художник работал над иконостасом и иконами для Александро-Невского собора в Ковно.

рис. 3  Цветы и плоды. 1839. Государственная Третьяковская галерея, Москва

Уже за первую картину «Цветы и плоды» (1836, ГТГ) молодой художник был удостоен Большой серебряной медали Академии «за написание с натуры плодов и фруктов» и звания «свободного художника». А через три года, 19 сентября 1839 года, Советом Академии было определено: «Художника Ивана Хруцкого, как известного Академии отличными трудами и в портретной, пейзажной и особенно по живописи плодов и овощей, удостоить звания академика».

В 1844 г. И. Хруцкий купил имение Захарничи в двадцати верстах от Полоцка, где построил по собственному проекту просторный дом для всей семьи и заложил чудесный сад. Начался «усадебный период» творчества художника.

рис. 4 «В комнатах» (1855) 

Этой «магической силой» овеяны усадебные картины Ивана Хруцкого. В полотне «В комнатах» (1855) перед нами открывается тихий мир интеллигентного помещика середины XIX века. Здесь тщательно и подробно, с большой любовью «зафиксированы» многочисленные увлечения художника, быт и атмосфера, в которой протекала его жизнь. Маленький сын Хруцкого, держащий на коленях гитару и вполне профессионально «управляющийся с пальцами», намекает на интерес и любовь к музыке, царящие в семье. Эту мысль подкрепляет скрипка, висящая на стене. Громадный палас с будто живыми цветами, картины на стенах — всё говорит о вкусах талантливого хозяина этой уютной усадьбы.

рис. 5 В комнате (Мальчики, рассматривающие альбом с картинками). 1854. Государственная Третьяковская галерея, Москва

Тема уюта присутствует и в картине «В комнате» (1854), где двое детей, рассматривающих альбом, выглядят лишь как часть этого прекрасного интерьера, где много воздуха, света, где царствуют растения, будто тонущие в голубоватой дымчатой полумгле, которой все здесь окутано и которая будто убаюкивает и детей, сидящих здесь, и зрителя, созерцающего картину.

рис. 6 Натюрморт со свечой (фрагмент). 1830-е. Государственный Русский музей, Санкт-Петербург

Эта тихая жизнь будто сконцентрировалась у Хруцкого в его великолепных натюрмортах, многие из которых — шедевры. Это прежде всего относится к «Натюрморту со свечой» (1830-е), глядя на который вспоминаешь великих голландцев XVII века. Кстати, известно, что художник, еще учась в Академии, копировал голландские натюрморты, представленные в Эрмитаже. Хруцкий воспринимал у голландцев искусство композиции и «говорящие» детали.

Приглядимся к свече в картине Хруцкого. Она играет большую роль в композиции, символизируя духовное озарение. Свет ее разгоняет мрак, насыщает мир теплом и уютом. Здесь свеча явно указывает на сходство с грезящей душой.

рис. 7 Фрукты и цветы. 1850. Государственная Третьяковская галерея, Москва

А в одном из лучших натюрмортов мастера «Фрукты и цветы» (1850) свет концентрируется в поразительных гроздьях винограда, клубнике, малине, вишнях, персиках. Они горят изнутри, будто зажженные невидимым светильником.

рис. 8 Фрукты. 1840-е. Государственный Русский музей, Санкт-Петербург

«Вещи сами по себе кротки, — писал французский поэт начала XX века Франсис Жамм, — они никогда не причиняют нам боли. Они сродни духам. Они принимают нас, мы останавливаем на них наши мысли, которые нуждаются в них, подобно тому, как ароматы, чтобы разлиться, нуждаются в цветах…»

Опубликованы фрагменты из статьи Льва Дьякова “Тихая жизнь Ивана Хруцкого” в журнале «Искусство»